0

Язык мебели

В XVII веке каждому гостю предоставляли возможность сесть на то место, которое он заслуживал благодаря своей знатности и положению, занимаемому в обществе. Это было одно из необходимых правил вежливости. 
Стул с мягкой спинкой считался выше складного стула по рангу, но ниже кресла, имеющего подлокотники. По словам Вольтера, «на протяжении целых веков кресло, стул, табурет, правая или левая сторона служили причиной крупных интриг и поводом к нашумевшим ссорам».

язык мебели

Никто при дворе, за исключением королевы, не смел сидеть в присутствии короля. В каждом из покоев в королевском дворце было только два кресла – для короля и королевы. Такую же роль играло единственное кресло в домах знатнейших вельмож. А вот в домах богатых буржуа дело обстояло иначе – эти иерархические требования не имели значения. Так, например, если во дворце короля кресла были наперечет, то в доме известного драматурга Мольера их было больше двадцати. Но вместо кресел при дворе было большое количество табуретов. При Людовике XIV, например, табуретов парчовых, атласных, бархатных было больше четырехсот. 
Далее в иерархии мебели лежали подушки – на полу, сидеть на них должны были фрейлины королевы и жены королевских маршалов. Но эти дамы не хотели сидеть так низко, это унижало их, поэтому предпочитали стоять на приемах, когда принцессы и герцогини занимали табуреты. Только скамейки на несколько человек находились вне этой иерархии.
Кардинал Мазарини ввел моду на круглые столы, рассаживая за них присутствующих на обедах и при обсуждении государственных вопросов, так как хотел избежать споров о знатности и последующих за этим непреодолимых трудностей. Из-за этой же причины круглые столы получили широкое распространение при короле Людовике XIV.